Диалоги на равных

На семинаре по лингвистике в университете мы обсуждали, что такое «неравные пары» и как подстраиваться под собеседника.

Дискуссии на курсе Hot Topics in Cognition and Communication («Актуальные вопросы о познании и коммуникации») продуктивные. Нас мало, поэтому хватает времени, чтобы обсудить тему детально.

Недавно разбирали conversational grounding processes (букв. «процессы заземления в общении»): как люди «настраиваются» на одну волну с собеседником. Эти процессы важны для понимания между двумя сторонами (Rothwell et al., 2017).

Что помогает наладить коммуникацию? Рассмотрим 3 модели.

Интерактивное выравнивание

Замечали, как вы воспринимаете слишком быстрый или медленный темп речи собеседника? Подстройка помогает в общении. Признаюсь, я не в восторге от медленной речи, но сбавляю скорость, когда надо. По этой же причине пишу в блоге и социальных сетях просто.

Сложный синтаксис уместен в научных статьях, а здесь мы разговариваем о жизни. Если собеседник в общении показывает широту своего лексического запаса и составляет предложения так, словно на него смотрит доктор филологии, то я поддерживаю условия этой игры. Действую по ситуации.

Международная среда требует большего внимания к таким вещам. Недопонимания возникают повсюду. Недавно я не пришла на встречу. Забыла? Я не знала о том, что встреча назначена. В конце семинара по философии мы договорились с однокурсником обсудить нашу совместную презентацию для следующего занятия.

«Давай в четверг! В 10 часов. Удобно?», – предложил он.
«Отлично!», – ответила я.

Не подозревая, что он сказал не «четверг» (thursday), а «вторник» (tuesday). Из-за акцента я не расслышала. Мне было неловко назвать истинную причину, поэтому извинилась и сказала, что в аудитории было шумно.

Кроме выравнивания, выделяют также альтернативные модели – они направлены на координацию и взаимодополнение в общении.

Стратегический дизайн

Диалог строится на основе информации, которой владеют собеседники. Учитываются культурные особенности, профессиональные сообщества, предыдущий опыт общения и др. Важно искать подтверждения, что вас понимают.

Такое совместное управление беседой включает 3 момента:

  • Понимание понимания – «Есть контакт! Или нет?»
  • Проявление непонимания – полезно наблюдать за собеседником.
  • Просьба о разъяснении – собеседнику полезно задавать вопросы.

Культурные особенности. Ответ «потому что гладиолус» на вопрос «почему?» оценят только люди из СНГ, которые смотрят КВН. Иностранцы спишут столь странный ответ на языковой барьер. Вдруг мне показалось, что собеседник спросил о цветах. =) Поэтому я не ссылаюсь на локальные события.

Профессиональные сообщества. Если вы изучаете квантовую физику и пишите диссертацию, а выступать вас позвали перед школьниками, то не засыпайте их терминологией без пояснений. Этим часто грешат диджитал-специалисты. Я видела разную реакцию на бесперебойную атаку профессиональными жаргонизмами.

Одних она сносила наповал: «Какие умные ребята! Столько красивых слов знают. Надо срочно подписать с ними контракт». Другие сидели всю встречу с квадратными глазами, но не просили раскрыть суть красивых слов. Боялись показаться некомпетентными.

Предыдущий опыт общения. Студенты-магистранты жалуются на то, что преподаватели на лекциях и семинарах не поясняют базовые вещи. Во-первых, лекторы пишут о требованиях в описании курсов. Есть такие, где без знания программирования и/ или статистики делать нечего.

Во-вторых, это всё-таки магистратура. Предполагается, что базовые знания студенты получили на бакалавриате или раздобыли самостоятельно. Пример: однокурсница окончила экономический факультет, читала тематическую литературу и прошла онлайн-курсы по нейронаукам, зашла на лекции и семинары для продвинутых слушателей.

Межличностная синергия

Самая неизученная из 3-х теорий. Межличностное взаимодействие происходит ненамеренно. Координация общения возникает из сложной динамической системы. Важен контекст. Тогда диалог происходит на одной волне. Мне хватает 5-10 минут, чтобы понять: «Это свои!»

Кажется, мы знакомы с детства. Хотя даже с родственниками не возникает синергии. Мы можем не стать близкими друзьями. Важнее то, что мы – единомышленники. Я вижу в этих людях частицу себя. В общении с ними я не подбираю специально слова, интонацию, мимику. Всё происходит гармонично и органично. Вот мы познакомились с коллегами на диджитал-форуме, гуляем по городу, а вечером сидим в номере и делимся личными историями. Так, словно дружим с детства.

Равенство в «неравных парах»

Ни в одной из 3-х моделей я не вижу неравенства. Есть различия между сторонами, но обе стороны заслуживают одинакового отношения. Незнание информации или принадлежность к другой социальной/профессиональной группе не делают человека ниже уровнем. Мои однокурсники думают иначе. В их глазах, «доктор–пациент» и «профессор–студент» – примеры неравных пар собеседников.

Соглашусь, доктору нужно не только разговаривать с пациентом на понятном языке (без обилия медицинских терминов), но и вести диалог с учётом психологических особенностей. А пациент? Он пришёл за помощью к специалисту.

«Но ведь доктор – это человек с образованием и опытом за плечами», – слышу я в ответ на мои аргументы. И что теперь? Пациенту следует смотреть на доктора с восхищением и подбирать высокопарные эпитеты?

Спор по поводу общения между профессором и студентом вообще расходится с моей картиной мира. Студенты – будущие коллеги профессора. С ними можно и нужно разговаривать на профессиональном языке, а также высказывать свою точку зрения. Даже если она не совпадает с мнением преподавателя.

Нам некоторые из них сразу сказали, чтобы мы обращались по имени. Особенно к молодым. Но и взрослые профессора не требуют добавлять «герр/фрау» («мистер/мисс/миссис») или учёное звание.

Иностранным студентам сложно перестроиться. Они добавляют «мистер» к имени, поскольку им так комфортнее. Меня радует такая форма общения. Разумеется, мы не пишем или говорим: «Привет! Я тут хочу спросить о задании». Уважение не уходит вместе с формальностями.

Мне повезло с руководителями. Никто из них не просил называть их по имени и отчеству. Достаточно было обращения на «вы». Такая же ситуация наблюдалась на конференциях, семинарах, тренингах, форумах. Большая часть из них – проекты международных организаций или компаний, поэтому это не показатель особенностей коммуникаций в моей стране. Это особенности моего окружения.

Дело не в добавлении отчества или звания, а в отношении. Я уважительно отношусь к собеседникам вне зависимости от их возраста, должности, материального положения. Я уважаю людей за их качества. Не сразу, но я перестроилась и поменяла отношение к новому окружению. Снять ярлыки сложнее, чем наградить ими человека.

Студенты разные. У некоторых бакалавров уровень ответственности выше, чем у тех, с кем я сталкивалась по работе. Вспоминаю, как ко мне относились руководители и опытные коллеги. Их уважение и общение на равных помогали расти.

Медиа и коммуникации

Обратите внимание на то, как журналисты берут интервью или комментарий у спикера. Часто молодые специалисты относится к спикерам с паритетом или страхом. Эксперт видит такое отношение и подстраивается под журналиста. Интервью становится похоже на диалог взрослого и ребёнка. Не фанатею от Юрия Дудя, но мне нравится его манера общения с собеседниками. Он готовится к интервью, поэтому игра идёт на одном поле.

Спикеры тоже «хороши», когда смотрят на собеседников свысока. Или боятся. Откуда взяться сильным вопросам и ярким ответам? Я говорю как зритель/ читатель, хотя есть опыт в медиасфере. Ещё как человек, который имеет отношение к психологии и интересуется психолингвистикой. Я бросала взгляд в сторону психологии ещё во время работы журналистом, а потом и пиарщиком.

Общение без смущения

Одни используют приёмы манипуляции, чтобы расположить собеседника. Моя схема проста: уважение, оценка ситуации, подстройка (выравнивание или стратегический дизайн), уверенность в себе. Люди, привыкшие к восхищению и дифирамбам, принимают подобное отношение за наглость, несоблюдение субординации, выход за границы дозволенного и т.д. К счастью, наши пути давно не пересекаются.

Однажды коллега попросил позвонить советнику президента, потому что он уже давал мне комментарий. Конечно, мы ведь стали друзьями! Я отказалась, а коллега сумел побороть стеснение. Советники президентов – такие же люди. И президенты тоже. Просто у них больше обязанностей.

История фото: встреча с президентом Финляндии Саули Ниинистё (август 2015). Проект thisisFINLAND для журналистов и блогеров.

28/11/2017